Когда шагаешь по траве. стр 26
Хорошо сказал о такой степи профессор Ф. Я. Шипунов: "Тогда степная природа была, как добротно сделанный дом: леса, травы, глубокая дернина, снега, полные реки и степи без оврагов: живи, наслаждайся красотой!"

Прямо скажем: вернуть черноземной земле ее первородную стать и красоту в полном объеме уже невозможно. Она вся распахана по обе стороны Урала, а если с юга на север, то от Кавказа и до реки Оки, за которой уже другие ландшафты, другая земля и пахнет севером. Сегодня около 190 миллионов гектаров черноземов и черноземовидных почв сделались пашней, на эту пашню у страны вся надежда. И улучшать степной чернозем, чтобы оставался он плодородным, - святая обязанность каждого земледельца в стране.

Пока же мы видим процесс негативный. Чернозем продолжает кормить нас, истощая себя. В пашне все меньше и меньше гумуса. За столетие потеряно почти сорок процентов этого плодородного начала. В почвах сильно нарушены созданные природой

рыхлость, зернистость - та лаборатория, где возникают органические молекулы, необходимые для питания растений. Все слабее естественный бактериальный и животный мир в пахотном слое, он отравлен химическими веществами, которые вносят в почву все в большем количестве. Мы не возвращаем на пашню и половины органического вещества, которое забираем ежегодно с урожаями.

Пришло время отдавать долги полностью. Иначе деградация черноземов станет необратимой.

Докучаев и его последователи прекрасно все это понимали уже в начале нашего века. На закате прошлого столетия сам он с горечью писал: "Мы решительно ничего не сделали, чтобы приноровить наши пашни к засухам, чтобы утилизировать в сельскохозяйственном смысле наши речные, снеговые и дождевые воды; мы до сих пор еще всю ответственность за наши урожаи преспокойно возлагаем на природу".

Василий Васильевич Докучаев успел сделать многое. Прежде всего создал стройную науку о почвах - основу для ее разумного использования. И на примере, трех опытных участков показал, как можно хозяйствовать, не разрушая почву и ее плодородие.

Его талантливый ученик Владимир Иванович Вернадский сказал о человеке и почве: "...важнейшей функцией почвенного покрова в природе является стабильное обеспечение благоприятных условий для существования и воспроизводства жизни во всем разнообразии ее форм. В этом отношении почвенный покров сравним с озоновым экраном стратосферы, который защищает жизнь от губительного действия космических излучений".

Ни больше ни меньше! Озон охраняет все живое на Земле от смертельного излучения космоса. Почвы наши охраняют все живое от голодной смерти.

Эти два экрана, довольно хрупкие сами по себе, вместе составляют понятие биосферы - ее верх и низ, места, где обретается живая жизнь, частью которой являемся и мы, люди.

Зрительно представить себе биосферу, то есть зону жизни на Земле после Докучаева и Вернадского, уже нетрудно.

...Небольшая планета Земля, вращаясь, летит со всей Солнечной системой сквозь мертвящий космос. На самой планете поверху - очень тонкая пленка живой жизни. Это почва со всем растительным царством, животным миром, микрофауной и флорой. Над нею, у границы стратосферы, слой волшебного озона - прозрачного, но не пропускающего на Землю убийственных для жизни ультрафиолетовых и инфракрасных лучей. Сквозь озон, под этот фильтрующий зонтик, к планете свободно проходит только лучевая энергия солнца. Она дает начало белковой форме жизни во всем ее 'многообразии. Венцом этой формы является человек. Между озоном и почвой со всем живым на ней и в ней каких-нибудь 30-40 километров. Сущая малость в сравнении с планетой, бесконечным космосом!

Мы это понимаем. Если озоновый экран исчезнет - а в нем, как пишут, возникли и растут "дыры", - то исчезнет и жизнь на Земле. Космос ворвется на планету и не оставит на ней ничего живого. Вот почему все мы так опасаемся ядерных "игрищ" вокруг планеты.

Если почвы утратят способность создавать пищу, свое волшебное плодородие, эту способность утратит и Океан. И все живое погибнет от голода.

Взглянем с благодарностью на голубое небо над нами, улыбнемся ему, скажем: будь вечно чистым и голубым!

Посмотрим на почву у своих ног, осторожно переступим через нежный одуванчик, зажелтевший в тепле земли,

И скажем еще: будь вечной и здоровой кормилица-мать. Мы не обидим тебя, Земля!


Время выплачивать долги

Природа должна рассматриваться как подлинный партнер человека,
а не только как источник неисчерпаемых богатств, подлежащих
безудержной эксплуатации.

Жан Дорст

Наука после Докучаева шагнула далеко вперед. Почвоведение ответило на один из важнейших вопросов: как сохранить почвы, особенно черноземы. Как уберечь в природе постоянный союз земли и воды в тех местах, где воды мало, и в тех, где она с избытком. С такого рода крайностями земледельцы встречаются все чаще и чаще.

Самый простой ответ на оба вопроса так и напрашивается: поливать растения на пашне, где мало воды, и осушать все переувлажненные пашни, отводить с них лишнюю воду в реки. Это нам по силам, добавляют знающие люди.

Уже много веков пробуем поступать именно так. И, к сожалению, часто во вред и себе и пашне.

У нас в стране сегодня уже имеется более 30 миллионов гектаров солонцов, этих почти бесплодных, испорченных, некогда прекрасных почв. Их больше всего в Средней Азии, и возникли они после длительного и бесконтрольного полива. Избыточная поливная вода просачивалась в глубокие слои подпочвы, насыщалась там солями, а затем, по капиллярам в толще грунтов подымалась на поверхность краснозема или чернозема, испарялась под горячим солнцем и... оставляла на поверхности слой соли. Многократно повторенный процесс создавал солонцы. Они пригодны лишь для культуры редких солевыносливых растений, которые образуют пастбища для неприхотливых животных. Лечение солонцов - промывка и гипсование - очень дорогое и ненадежное лекарство. Исправленная земля заболевает вновь.

Во всем мире такие испорченные почвы - след неумелого пользования землей и поливной водой.

Чтобы исправить засоленные и почти непригодные земли, в стране создано Министерство мелиорации и водного хозяйства СССР. В задачу этого крупнейшего и богатого министерства входит организация на полях, прежде всего в Средней Азии, такого поливного хозяйства, которое обеспечивало бы высокие урожаи всех культур без вторичного засоления земли. Для этого разработана технология, созданы поливные устройства и машины. С той же техникой можно проводить промывку засоленных участков, делать их вновь пригодными для получения урожая.

К сожалению, министерство не справляется с этими задачами. Площадь солонцов и солончаков в стране не уменьшается, а возрастает. Появляются все новые проекты переброски сибирских великих рек в Среднюю Азию. Ученые и общественность страны выступают против таких проектов. Их доводы убедительны и подтверждены фактами.

На это же министерство возложено и осушение переувлажненных земель в Нечерноземной зоне СССР. К сожалению, и здесь мелиораторам нечем похвастаться. Успехи, если судить по урожаям, более чем скромные, а расходы колоссальны.

Зато высокую активность и "заботу" мелиораторы проявляют о русских черноземах. У них и тут есть не один проект переброски северных рек Европейской части СССР на юг, чтобы "привозной" водой обогатить южные поля в годы засухи особенно. Все эти проекты - дорогие и спорные - отвергнуты учеными Академии наук СССР, Всесоюзной академией сельхознаук и общественностью как неразумные, с тяжелыми последствиями для черноземов: любой просчет при искусственном поливе ведет к засолению наших лучших земель, хлебной житницы страны. Риск большой!
 

Яндекс.Метрика