Когда шагаешь по траве. стр 25
  Ведь и нынче нужно, как пишет этот мудрый агроном, сосредоточиться на главном: "Все заботы хозяина должны быть сведены к единственной цели - по возможности увеличить ту часть атмосферной влаги, которая впитывается почвой, соответственно уменьшая количество атмосферной влаги, бесполезно стекающей с поверхности почвы".

И сразу приходит мысль: как было бы уместно сегодня видеть эту фразу-призыв на стенах нашего могучего и непонятного Министерства водного хозяйства и мелиорации СССР, которое - увы! - направило и продолжает свою деятельность совсем по другому, неразумному пути, затрачивая миллиарды на попытку переброски воды с севера на юг под благим лозунгом - обогатить черноземы...

Вдумайтесь еще раз в мысль английского естествоиспытателя Мартсона Бейтса, он высказал ее очень давно:

"Я верю в будущее человека, верю в огромные возможности человека, но вера эта основана на том, что человек составляет часть природы; эта вера в то, что человек всегда будет живым среди живых, а не уничтожит все живое". И тем не менее...

По данным Гидрометслужбы СССР, над черноземами Европейской части СССР ежегодно выпадает от 350 до 700 миллиметров воды в виде дождя и снега. Иначе говоря, слой воды в 35-70 сантиметров или 3500-7000 тонн воды на гектар. Почти всем культурным растениям, кроме риса, и, пожалуй, огородных культур, такого количества воды достаточно для роста и развития нормального урожая. Быть может, только суховей, этот бич хлебов, способен снизить урожай, полностью испепелив листья растений. Но такой "захват" редок - раз в 10-15 лет. Его тоже в какой-то мере можно избежать, огородив поля густыми лесными посадками. Иных мер уничтожения засухи, даже если притащить на юг половину стока северных рек, нет! А насилие над природой всегда оборачивалось катастрофой для людей. Мы это уже видим на примере с Аральским морем, Волгой, Кара-Богазом... Беды наделали!..

И во времена Докучаева, и сегодня можно услышать, что жалко занимать лесными посадками хорошую землю. Конечно, жалко. Но всего 6-8 процентов пахотной земли, занятой под лесополосами, как это сделано в "Каменной степи", способны удержать более чем половину весеннего стока воды; в результате корням растений перепадает на 40 процентов воды больше, чем на полях, где нет лесных заграждений и урожай, соответственно, прирастает вдвое. И овраги не так скоро возникают, и кормящая земля, что уходит под овраги, не сокращается. Чего же еще?!

Лес в степи... Толстовская Ясная Поляна расположена в зоне старинных лесных засек, созданных не для урожая, а как защита от набегов восточных и южных врагов России. Лев Николаевич очень ценил свою Ясную Поляну, она и сегодня красива и полезна своей могучей и славной статью, тем более что парки ее смыкаются с засеками. Послушайте, что писал в своих дневниках этот великий человек:

"Одно из первых и всеми признаваемых условий счастья есть жизнь такая, при которой не нарушена связь человека с природой, то есть жизнь под открытым небом, при свете солнца, при свежем воздухе; общении с землей, растениями, животными. Всегда все люди считали лишение этого большим несчастьем".

Леса в степях - это не только урожай. Это и украшение земли, благополучие нации. Это обеспеченное будущее людей.

Но вернемся еще раз в последние годы прошлого века, ко времени болезни Василия Васильевича Докучаева. Он работал отчаянно. Экспедиции по степям России потребовали от него много сил. Но и радостей добавляли. Увидеть результаты своих трудов - а он видел их, пусть только начальные!- было для него лучшим из лекарств. Тем более что круг увлеченных учеников и друзей возле него постоянно прирастал. Кроме уже названных соратников на благо своей земли работали его сверстники, друзья, вообще радетели почв. Это К. Д. Глинка, Г. Н. Высоцкий, Л. И. Прасолов, Г. И. Танфильев, С. С. Неустроев. Их трудами был образован в 1913 году Докучаевский почвенный комитет - продолжение того Вольного экономического общества, которое было создано и работало уже с 1888 года не без помощи самого Докучаева.

В те годы, кроме "Каменной степи", стараниями докучаевских соратников строились еще два оазиса, которые должны были показать все возможности к возрождению былого богатства и урожайности черноземов. Один из этих оазисов - Старобельский - появился на водоразделе Дона и Северного Донца, в местности, про которую Докучаев тогда же записал: "...Совершенно голый кряж его может быть назван типичнейшим образчиком открытой полубурьянной степи, как бы намеренно выставленной на волю бурям, ветрам, зною и засухам".

Он сам размещал места будущих построек, метеостанций, лесополос, под его руководством сажали леса, обрабатывали землю. Строились, наконец. И к 1897 году этот опытный участок уже действовал.

Академик В. Р. Вильямс потом скажет, что теория и практика Докучаева дала "тот огромный первый толчок, который когда-то привел в действие научно-агрономические и общественные силы и направил их по правильному научному пути".

Не только теория обновления иссушенных почв, но и любой опыт, удачная практика, выраженная урожаями, открывала глаза тогдашнему отчаявшемуся земледельцу. Да, мы сами способствовали потере плодородия на черноземах, почвы изменились и не могли уже полностью использовать то небольшое количество осадков, которое отпустила природа южным степям страны. Диагноз поставлен!

Не обладая данными науки, не оглядываясь на историю, зато стремясь взять как можно больше зерна с целинных, пока еще плодородных полей, крестьянин оголил и иссушил свою землю. Лишил ее способности держать воду про запас. И вызвал к жизни все более лютующие засухи. Вырубка лесов усилила этот процесс. Стихия вырвалась на волю...

Все это было началом опустынивания нашего юга, потерей прекрасной земли и привело к грозным последствиям для всей страны.

Поняв это, нельзя не прийти на помощь своей кормилице - черноземной земле.

Новая наука - почвоведение, родившаяся в России, как и все дальнейшие работы Докучаева и его единомышленников, указала пути и способы возрождения "царя почв".

...Кроме "Каменной степи" и Старобельского опытного участка, тогда же был заложен третий опытный пункт в Великом Анадоле между Северским Донцом и Днепром. Здесь работал энергичный ученый - Георгий Николаевич Высоцкий. На участке тогда сохранялся единственный по всей южной степи созданный человеком лесной массив в полторы тысячи гектаров. Вот тут и началась посадка новых лесных полос, создание водоемов в балках, озер в низинах. И травосеяние, которое, как известно, довольно скоро накапливает гумус в поверхностном слое земли.

У нас нет полных сведений о жизни и работе Велико-Анадольской опытной станции от начала нынешнего века. Теперь она носит название Мариупольской лесной опытной станции имени Г. Н. Высоцкого, ее первого руководителя. Недавно в журнале "Наш современник" появилась статья о жизни в этом заповедном месте. В статье сказано, что густые лесопосадки там сохранились, они высажены по всему иссушенному водоразделу через каждые 60-230 метров. На полях, защищенных лесом, уже много лет собирают почти удвоенный - по сравнению с хозяйствами, где нет лесной защиты, - урожай зерна. В добрый год этот урожай достигает 60 центнеров с гектара, словно по нови, как говорят о только что распаханной целине. Полувековым опытом и здесь доказано, что лес позволяет продуктивно использовать на защищенных полях на двадцать процентов больше воды, чем в открытой степи. Никакой полив не даст за сезон столько воды!

Лет пять назад директор "Каменной степи" Владимир Ефимович Шевченко сообщил, что урожайность зерновых на территории их трех хозяйств за последние два десятилетия колеблется от 24 до 36 центнеров с гектара. Нижний предел -17 центнеров. В сильную засуху, конечно.

Чего же лучше, чем такие урожаи?!

А вот и причина повышенных урожаев: из полученной за год снеговой и дождевой воды в 7800 кубометров на гектаре под защитой леса стекает по поверхности и бесполезно теряется 1800 кубометров, а в почву впитывается и сохраняется 6000 кубометров, чего вполне достаточно для хорошего урожая и в год засухи. А за пределами действия лесополос, тут же недалеко, из 8250 кубометров снеговой и дождевой воды, выпавшей за год, стекает (теряется) 5900 кубометров, а впитывается и улавливается корнями растений только 2350 кубометров. И этого явно недостаточно для создания нормального урожая!

Итак, если вернуть степи ее былую стать, "всю единую, цельную и неразделенную природу", то есть полноводные реки с лесами по их берегам и по водоразделам, с озерами, хранителями весенних вод, с многолетними травами, когда почва физически улучшается, да еще ввести щадящую обработку, чтобы не разрушать тяжелыми машинами ее зернистой структуры, - то черноземы, как говорится, вздохнут полной грудью, их плодородие приблизится к тому идеальному, первоначальному, как в далекие годы, когда травы стояли в рост человека, а накопление гумуса шло нарастающим порядком, обещая грядущим поколениям обилие продуктов на каждом обработанном гектаре.

Яндекс.Метрика