Когда шагаешь по траве. стр 17
   Здесь повсюду человек выступает, как первозначная почвообразующая сила. Без помощи человека северная земля обходиться не может. За века и тысячелетия в природных условиях гумуса образуется на поверхности всего два-три сантиметра. Чаще он вообще не возникает, вместо него появляются торфяники, напитанные водой.

На голых каменистых горах можно увидеть только первооснову почвы - оранжево-серую пленку, называемую пустынным загаром.

На больших площадях облагораживать северные почвы трудно, требуются большие средства, знания и упорство. Нужен скот для навоза, а значит, нужны корма, сено. И все это в последние полвека север добывает себе сам, ведь там работает все больше и больше людей, а овощи и картошку для них издалека не навозишься.

Интерес людей к освоению дальних и диких мест объясняется просто: север сказочно богат полезными ископаемыми. Здесь фосфориты, золото, нефть, каменный уголь, природный газ, алмазы, олово. Добывать их едут сотни тысяч людей. И часть из них поневоле начинает заниматься сельским хозяйством.

Такого рода опыт в России давний. Русские люди обживали север примерно с XVI века, одними из первопроходцев там были монахи. Это они заселили Соловецкие острова, где устроили и огороды, и сады, облагородили луга и леса. Они же освоили скупые скальные острова Валаама, где и сегодня можно увидеть остатки плодовых садов и огороды. Поморы часто саживали капусту и редьку около своих домов, держали коров, благо сена вокруг было вдоволь. Уж они-то знали цену и доброту перегноя, умели создавать его не только из навоза, но и из лесного опада тоже. На Валааме собирали опад со всех лесов, громоздили кучи и поливали их кипятком. За два сезона на месте куч возникала горка перегноя, его раскладывали на скалах и так получали почвы для огорода и даже для небольших садов.

С середины века, используя опыт первых совхозов на Кольском полуострове, на Игарке, на Колыме, на Камчатке, стали все чаще сочетать обычные огороды с теплично-парниковым хозяйством под стеклом. Это был еще шаг к прогрессу в создании почв. В теплых парниках и использовали тепло горящего, биологически активного навоза, а уже в виде перегноя вывозили его на поля.

На европейском севере есть обширные места, где почва вовсе отсутствует. Таков Кольский полуостров в северной его части. Камни. Только камни. Но и среди гор можно отыскать распадки и долинки с теплым микроклиматом, где не дуют ветры и много солнца. Но плодородный чернозем нужно сюда привезти! У нас в некоторых местах десятилетиями лежат огромные горы чернозема, снятого на местах горных разработок. Это Курская магнитная аномалия. Это открытые разработки угля в Тульской области. Это, наконец, верхний слой почвы всюду, где строят города и заводы. Тут чернозем - ненужный отброс. На севере он стал бы основой огородного дела.

Дорого? Но не дороже здоровья людей, которые остро нуждаются в свежих овощах, а ведь их сюда не всегда довезешь.

Северянин не помыслит о скором отъезде на родину, на юг, если под окнами у него зазеленеют огород, кусты черной смородины. Он привыкнет к оседлости и станет патриотом севера. И освоение богатств Приполярья пойдет быстрее.

Пятна рукотворных почв сегодня известны по всему северу. Их пока немного, что-то около полупроцента от всех земель за шестидесятой параллелью; они окружены высокими горами, тайгой и тундровыми болотами. Но почин этот крепнет, сельское хозяйство здесь прирастает, и тем скорее, чем больше прибывает народу на Север за его очень нужными стране ископаемыми богатствами.

Основатель науки почвоведения Василий Васильевич Докучаев выделил несколько климатических зон, в которых природа создает очень разные по качеству почвы. Он писал:

"Первая из них (природных зон. - В. П.), тундровая зона - создание Борея, лежит в краю вечных приполярных стран, где земля оттаивает, и то на 1-2-3 месяца лишь до глубины 1-1,5 фута; здесь белые ночи и темные дни; зима продолжается три четверти - четыре пятых года, растительность представлена, главным образом, лишаями и мхами только изредка, и то преимущественно по рекам, прерываемыми карликовыми березами и ивой. Почвы здесь не выветренные, богатые кислым перегноем и закисью железа, - для культуры их необходима усиленная аэрация и тепло".

Таежную зону с полосой подзолистых почв Докучаев описывает, как вторую зону, где образование почв и их разложение "происходит в одно время... структура почвы пепелистая, мучнистая... Почвы светло-бурые, подзолистые".

В числе факторов, создающих почвы или способствующие ее созданию и развитию, В. В. Докучаев - первым из ученых - называет и человека. История северных почв в СССР, где даже в бореальной зоне трудами и человеческими усилиями возникли рукотворные почвы, как нельзя лучше подчеркивает пророческие слова великого ученого.

У истоков северного растениеводства и почвообразования стояли такие ученые, как Николай Иванович Вавилов и Иоганн Гансович Эйхфельд.

Более полувека назад, когда на Кольском полуострове были открыты богатейшие залежи фосфоритов, столь необходимые для производства фосфорных удобрений и туда поехало множество рабочих, Сергей Миронович Киров попросил Вавилова рассмотреть возможности для развития на новых рудниках сельского производства. И вскоре горнякам удалось построить тепличное хозяйство, а потом развести и огороды. Ныне там большой совхоз с фермами и теплицами, полями и лугами, научный центр северного земледелия. И это, напомним, в Хибинах, на 68 градусе северной широты, где запах огурца и вкус капусты или редиски поднимает настроение людей и обеспечивает их здоровье.

Совхозы Магаданской области уже более полувека выращивают капусту, редис, морковь, свеклу, а на побережье картофель. Пять крупных совхозов, несколько подсобных хозяйств на приисках делают столь же доброе дело. Здесь теплицы и парники есть во многих хозяйствах; улучшены луга, и потому можно содержать большое стадо молочных коров, свиней, птицы.

Измененные человеком лесные - северные и поименно-луговые почвы в наш интенсивный век позволяют обживать и использовать богатейшие природные клады по всему бескрайнему северу, а это прибавляет мощь государства, утверждает жизнеспособность человечества для проживания в самых трудных местах расселения.

Недаром же наш великий ученый Дмитрий Иванович Менделеев не раз говаривал, что "могущество России прирастать Сибирью будет". Он прежде всего имел в виду минеральные и энергетические ресурсы Северной Азии. Но и плодородные почвы относятся к энергетическим ресурсам. Чтобы использовать богатства Сибири, которых больше всего в ее северных районах, нужны люди, а людям нужны хорошие условия жизни. Главнейшее из этих условий - здоровая, полноценная пища, а ее создает почва - основа жизни на Земле.

Наверное, сегодня только начало большой этой работы. Считается, что в Сибири мы используем только 2,9 процента площадей, пригодных под пашни и огороды. Вероятно, это так. Но опыт накапливается, интерес северян к земледелию растет, совершенствуется, как и способы обработки земли. Создаются машины и сооружения для круглогодичного пользования тепличного хозяйства.

Не бросим камня в сибиряков и европейцев Севера, они стремятся к увеличению плодородия своих почв, чтобы и в холодных местах можно было жить обеспеченно и даже с комфортом.

* * *
Познакомившись с почвами нашей умеренной, покрытой лесами зоны и с почвами северной части страны, мы обратимся на юг, где лежат богатейшие черноземы - это главное отечественное богатство, национальная гордость и самая щедрая база для производства хлеба и всех других продуктов питания.

Яндекс.Метрика