Глава 11. Борьба с морозами и заморозками.
При закладке первых высокоштамбовых насаждений в 1925 и 1927 гг. я вообще ничего не знал о морозоустойчивости европейских сортов. Я решил, что если мои высокоштамбовые кусты в наиболее суровые зимы, какие у нас бывают примерно один раз в 20—30 лет, вымерзнут до земли, ущерб будет все же меньше, чем от мильдью. С тех пор как некоторые сорта, и притом наиболее ценные, оказались при соответствующем уходе исключительно морозоустойчивыми, для меня больше не стало вопроса, какая формировка лучше — низкая или высокая.
При оценке морозоустойчивости того или иного сорта необходимо различать устойчивость однолетних лоз и многолетних частей куста. Наши наиболее морозоустойчивые сорта характеризуются тем, что глазки, однолетняя древесина и, само собой разумеется, многолетняя древесина растений выдерживают самые суровые зимы. У некоторых других сортов, например Мюллер-Тургау и Сильванера, глазки вымерзают сравнительно легко, нередко повреждается местами и однолетняя лоза, штамбы же довольно морозоустойчивы. А у двух австрийских сортов — Нейбургера и Вельтлинера серого — многолетняя древесина вымерзает столь же легко, как и однолетняя. Для высокоштамбовой культуры они совершенно непригодны.
В дальнейшем при группировке растущих у меня различных европейских сортов и подвоев в зависимости от их морозоустойчивости я располагаю их также и в пределах каждой группы в порядке устойчивости глазков и однолетней древесины. При гибели глазков и повреждении однолетних лоз теряется значительная часть урожая, поэтому их сохранение имеет большое значение.

В зимы с суровыми морозами (1939/40, 1941/42 и 1946/47 гг.) особенно высокую зимостойкость проявили следующие сорта: Мускат-Оттонель, Рислинг рейнский, Рислинг итальянский, Сеянец Вельтлинера зеленого, Фурминт, Сен-Лорен, Жемчуг Саба, Бувье, Вельтлинер красный ранний. Высаженные на замкнутой равнине, где, как показывают наблюдения, бывают наиболее низкие температуры, эти сорта либо совсем не повреждаются, либо страдают очень слабо.
Сорта средней морозоустойчивости: Ротгипфлер, Совиньон, Вельтлинер зеленый (старые типы), Шасла, Траминер, Оранжетраубе, Шпетрот, Пино белый, Австрийский белый, Шасла мускатная, Мадлен Анжевин,

1 Винный сорт, распространенный в Австрии и Чехословакии. Вероятно, гибрид Пино белого с Сильванером. (Прим. ред.)


Лимбергер, Мускат белый, Пино черный, Мюллер-Тургау, Королева виноградников, Линьян.
Сорта низкой морозоустойчивости: Вельтлинер красный, Леанка, Мускат красный, Кельнер черный, Вельтлинер розовый, Португизер черный, Португизер серый, Эльблинг, Вельтлинер серый, Нейбургер.
Из подвойных сортов особенно высокой морозоустойчивостью отличился Арамон X Рипариа 143А. Повреждения у него были только на невызревших лозах. Далее следуют Рипариа Глуар, Рупестрис Г9, Берлан-диери X Рипариа 5ББ и 8Б. Часть лозы гибридов Бер-ландиериХРипариа, которая не была обрезана до наступления больших морозов, имела столь сильные повреждения, что ее нельзя было использовать для прививки. При этом бросалось в глаза, что чаще всего были повреждены желобковая и плоская стороны, и очень редко — спинная и брюшная стороны лозы.
Каждый виноградарь, проводящий прививку, знает, что наиболее морозоустойчивы сорта с твердой древесиной. Внимательный наблюдатель обнаружит также, что более морозоустойчивые сорта имеют гладкую кору. Небольшая сердцевина, твердая древесина и гладкая, блестящая кора — таковы признаки всех морозоустойчивых сортов. Если же какой-либо морозоустойчивый сорт вследствие неблагоприятных условий потерял эти признаки, значит он уже неморозоустойчив.
Почему виноградная лоза погибает при низких температурах? Рассматривая повреждения лозы морозами, необходимо четко различать замерзание и вымерзание. Лоза замерзает уже при —5—7°Ц,
при этом она становится твердой и, когда ее изгибают, потрескивает. Часть клеточного содержимого превращается в лед. Но так как при понижении температуры водных растворов замерзает только вода, концентрация раствора возрастает. При дальнейшем падении температуры в клеточном соке остается все меньше воды и он, наконец, уплотняется в такой мере, что, так же как и при слишком сильном нагревании, теряет текучесть, способность дышать, а следовательно, и жить 1.

1 Как установлено рядом советских ученых, физиологические процессы, происходящие при замерзании и вымерзании тканей растения, более сложны. (Прим. перев.)

Вот почему при настоящем высыхании мы наблюдаем такую же картину, как и при высыхании вследствие замерзания воды.
Однако повреждение глазков нередко бывает связано и с действительным высыханием. Совершенно ясно, что такой чувствительный орган, как почка виноградной лозы, самостоятельно жить не может и нуждается в постоянном притоке пластических веществ от окружающих тканей. Если приток пластических веществ прекратится на длительный срок вследствие замерзания раствора, в котором они содержатся, глазок рано или поздно погибнет и притом тем раньше, чем меньше в нем отложено запасных питательных веществ. Жизнь связана с потреблением каких-либо веществ, и она возможна лишь до тех пор, пока имеются необходимые для этого вещества.
В декабре 1941 г. я заготавливал привойные черенки европейских сортов после ночей с температурой —27°Ц. Само собой разумеется, что черенки нарезали лишь в теплые послеполуденные часы после оттаивания лоз. Заготовленные черенки сразу же погружали в воду и замачивали 24 часа, после чего их укладывали на хранение во влажные опилки. Те черенки, которые в порядке опыта не подвергали вымачиванию, оказались весной непригодными для прививки, несмотря на хранение во влажных опилках. Все глазки с небольшими трещинами погибли и почернели; погиб также и подстилающий слой почек. В этом случае влажность лоз была недостаточной для заживления поврежденных глазков.
Черенки, уложенные на хранение после замачивания, оказались совершенно здоровыми. Правда, некоторые центральные почки погибли, но замещающие полностью сохранились. Поэтому я стою на точке зрения, что гибель лозы вызывают не одни низкие температуры, но также прекращение притока питательных веществ к органам и тканям. Если бы зимой 1942 г. после 27-градусных морозов погода переменилась и наступило потепление с дождями, кустам были бы нанесены значительно меньшие
повреждения.
Наряду с влажностью решающую роль играет содержание запасных питательных веществ. Известно, что высокоурожайные кусты отличаются гораздо меньшей морозоустойчивостью чем растения, которые в предыдущем году плодоносили плохо или совсем не дали урожая.
На вымерзание виноградной лозы оказывает влияние также целый ряд факторов внешней среды. Общеизвестно, что образование инея значительно усиливает повреждение кустов морозами. Очень устойчивые сорта, выдерживающие при отсутствии инея температуры до —25°, гибнут при 20-градусных морозах, сопровождающихся образованием инея. Поскольку иней появляется только при высокой влажности воздуха, не может быть речи о высыхании лоз. Однако этот факт раньше был для меня загадкой. Случайно я установил следующее.
Над одним из моих термометров на винограднике имеется небольшая крыша, а другой ничем не защищен. Во время наибольшего похолодания на термометре, находящемся под крышей, инея не было, и в 9 часов утра он показывал температуру —27,6°. Другой термометр был слегка покрыт инеем и показывал —29,5°. Такую относительно большую разницу температур я объясняю следующим образом. Вследствие оседания инея поверхность термометра увеличивается во много раз. Потоки воздуха, возникающие при восходе солнца, касаются ледяных игл инея и вызывают их испарение. Испарение происходит с затратой тепла, вследствие чего и отмечается локальное снижение температуры. Легко представить, что при обильном образовании инея разница температур возрастет.
Общеизвестно, что зимние похолодания нередко имеют резко выраженный радиационный характер. Однако до настоящего времени опубликовано мало сведений о том, как велика разница температур на разных высотах над уровнем почвы. По моим наблюдениям, в одну из наиболее холодных ночей температура на высоте 0,5 м была равна —27,6°, а на высоте 2,0 м —26,5°. На другой день при полном безветрии термометр показывал на высоте 1 м —21°, на высоте 0,5 м —24 и на высоте 10 см над поверхностью почвы —25,6°. Поэтому вполне понятно, что сильнее всего повреждаются глазки, находящиеся вблизи поверхности снегового покрова. Этот факт повсеместно отмечался в 1929 и 1939 гг., а также в последний год с суровой зимой.
Поэтому я считаю, что нельзя рекомендовать формировки с расположением плодовых лоз на высоте
30—60 см, ибо при наличии снегового покрова именно такая высота наиболее опасна. Зимой 1941/42 г. у кустов, высаженных на равнине, где отмечены особенно низкие температуры, все однолетние лозы на высоте до 80 см полностью вымерзли, между 80 и 150 см были повреждены лишь частично, а выше 150 см практически не пострадали. В этот год у Сильванера, Мюллер-Тургау, Шаслы и Лимбергера грозди располагались преимущественно на высоте 1,5—2 м.
Каким образом можно повысить морозоустойчивость кустов?

1. Необходимо применять все, что способствует хорошему вызреванию побегов: полное удобрение, правильную обрезку без перегрузки кустов, редкую посадку, обеспечивающую проветривание растений, тщательную борьбу с вредителями и болезнями.
2. Необходимо вносить обильные дозы калия в сочетании с соответствующими дозами фосфора, лучше всего в форме томасшлака.
3. Необходимо опрыскивать кусты в течение зимы раствором извести или другими веществами, которые снижают активность жизненных процессов в тканях виноградной лозы и вместе с тем препятствуют их высыханию.

Значение калия для морозоустойчивости я смог установить благодаря опыту, поставленному, собственно, в целях борьбы с хлорозом. Я испытывал на одном хлорозирующем винограднике всевозможные удобрения в очень больших дозах. Например, калий я вносил в дозе 200 г на 1 кв. м, что соответствует 20 ц на 1 га. Кусты, которым было дано столь обильное калийное удобрение, в 1939 г. не потеряли ни единого глазка. Поэтому в 1940 г. я внес на виноградники все количество калийных удобрений (в форме калимагнезии), какое только мог достать. В 1940 г. доза калимагнезии составила 15 ц, а в 1941 г. — 10 ц на 1 га. Результаты можно было увидеть весной 1942 г.
Виноградники моих соседей, расположенные на равнине и удобренные навозом, вымерзли до земли, не исключая и самых (морозоустойчивых сортов. На моих же находящихся в сходных условиях виноградниках со
штамбами высотой 1,2 м благодаря обильным дозам калия Рислинг итальянский, и Рислинг рейнский почти не имели повреждений и дали полный урожай, а у менее устойчивых сортов пострадала лишь однолетняя древесина; повреждения многолетних частей куста встречались редко, а полностью погибшие кусты составили только 0,5%.

Важно отметить, что на этом винограднике я на протяжении нескольких лет вносил очень мало азота. То-масшлак я применял ежегодно в дозе 10,5 ц на 1 га. Навоза мои виноградники в течение последних 15 лет не получали вообще. В последние годы часто применялось зеленое удобрение. Многие виноградари, живущие по соседству со мной, рассева ли ради простоты не калий и томасшлак, а нитрофоску и, следовательно, вносили на виноградники значительные количества азота. Хотя виноградники, удобренные нитрофоской, отличаются очень мощным ростом и здоровым внешним видом, но морозоустойчивость их ничуть не выше морозоустойчивости виноградников, удобряемых навозом.
Наряду с повышением внутренней сопротивляемости растений действию морозов, достигаемым путем внесения достаточно больших доз калия, можно применить и другую меру — опрыскивание кустов раствором извести. Еще в 1939 г. я поставил ряд опытов в атом направлении. Кусты опрыскивали или обмазывали в начале декабря растворами разного состава и концентрации. Ис-пытывались следующие омеси: известковое молоко и деготь, известковое молоко и льняное масло, известковое молоко и медный. купорос, известковое молоко и растворимое стекло. Были испробованы также другие вещества, например жидкий гусеничный клей, легкие и тяжелые минеральные масла, глиняная болтушка с различными примесями и т.д.
В 1939 г. не было достаточно сильных морозов и поэтому опыт не дал ясных результатов. Зимой 1941/42 г. только на одном винограднике, целиком расположенном на равнине, провели в середине декабря, то есть уже с наступлением морозов, опрыскивание кустов растворами извести и некоторыми другими составами. Виноградник характеризуется следующими данными: сорт Сеянец Вельтлинера зеленого, привитый на АрамонХРипариа 143А; возраст 9 лет; площадь питания кустов 3X1 >2 м,
высота кордона 120 см. Вот какие результаты получены в этом опыте.

1. Известковое молоко и олифа (30% извести, 0,5% олифы, вода). 60 кустов, урожай 358 кг, сахаристость 19,5%.

2. Известковое молоко (30% извести, вода). 60 кустов, урожай 268 кг, сахаристость 19,5%.

3. Жидкий гусеничный клей. 60 кустов, урожай 82 кг, сахаристость 18%. Кусты частично обожжены.


4. Контроль (без обработки). 60 кустов, урожай 96 кг, сахаристость 17,5%.

Необходимо добавить, что на опытной делянке вносили указанные выше большие дозы калия. Из опытных кустов, которые не получали калия и не были обработаны раствором извести, 14% полностью погибли, а оставшиеся дали урожай по 0,07 кг на куст при сахаристости 16%.
Такие низкие показатели легко объяснить, приняв во внимание, что в этом случае дело идет о побегах, развившихся из спящих и замещающих почек. Из сказанного становится ясным, что калий и известь дополняют друг друга и должны! применяться вместе: калий для повышения внутренней сопротивляемости, а известь как внешний защитный слой. Недостаток опрыскивания раствором извести состоит в том, что она не удерживается на лозах в течение всей зимы, и поэтому необходимо повышать ее прилипаемость прибавлением жирных и клеящих веществ.
К идее опрыскивания кустов раствором извести я пришел, руководствуясь следующими соображениями. Любую поверхность, имеющую белую окраску, лучи солнца нагревают значительно слабее, чем темную. Между тем вследствие нагревания в солнечные полуденные часы усиливается жизнедеятельность тканей виноградной лозы, причем такое усиление жизнедеятельности, на мой взгляд, бесполезно, а во многих случаях и вредно прежде всего потому, что за этим следуют резкие ночные похолодания. Кроме того, поскольку светлые тела охлаждаются меньше, чем темные, можно полагать, что температура опрысканных известью белых лоз ночью не опускается ниже температуры окружающего воздуха.
Таким образом, благодаря опрыскиванию лоз известью уменьшается. как нагревание их солнцем, так и охлаждение ночью, в результате лучеиспускания и, следовательно, уменьшается разница между максимальными и минимальными температурами. И, наконец, слой извести, покрывающий поверхность коры и глазков, уменьшает проницаемость коры, замедляет течение жизненных процессов в тканях лозы и препятствует их высыханию. Этим достигается дополнительная экономия запасных питательных веществ, необходимых лозе в критические периоды.
Если же, несмотря на все принятые меры, кусты повреждаются морозами, еще многое можно спасти, проведя обрезку в очень поздние сроки. Например, у меня зимой 1942 г. вымерзли на равнине, где бывают очень суровые морозы, кусты Пино черного. В то время как менее поврежденные сорта, например Вельтлинер зеленый и Рислинг, были обрезаны после набухания глазков, обрезку сильно
поврежденных кустов провели в период от 22 по 26 мая.
Столь холодной зимы, какая была в 1929 г., можно ожидать, согласно сведениям, которыми мы располагаем, один раз в столетие. В результате сильных морозов все же может вымерзнуть до земли значительный процент кустов. В первую очередь такая опасность угрожает сильно перегруженным кустам и недостаточно морозоустойчивым сортам. Однако в среднем ущерб будет не столь велик. За последние 50 лет только зима 1929 г. была исключительно суровой. В эту зиму однолетние лозы в большинстве вымерзли. Кусты устойчивых сортов первой группы частично дали побеги на однолетней и многолетней древесине и даже небольшой урожай, а на следующий год с них уже был получен средний урожай. Все менее морозоустойчивые сорта вымерзли до поверхности снегового покрова или укрывного вала и всю надземную часть их пришлось восстанавливать заново.
В 1929 г. в Венгрии, Румынии, на Рейне, во Франции и в Швейцарии также вымерзли многие миллионы кустов с полувысокими или высокими штамбами, но никто и не подумал о переходе к низким формировкам. После 1775 г. холодными зимами с длительными периодами падения температуры ниже —20° отличались следующие годы: 1798/99, 1829/30, 1837/38, 1840/41, 1890/91, 1928/29, 1941/42 и 1946/47. У нас в Рорендорфе во время зимы 1946/47 г. абсолютный минимум температуры составлял—24°, в 1941/42 г. —28,6°, в 1928/29 г. —31,2°, в 1890/91 г. —28°.
Мне рассказывали, что в 1891 г. сильно пострадали почти все сорта. У (наиболее распространенного и посаженного на равнине сорта Вельтлинер зеленый вымерзли и многолетние части куста. Сорта 3-й группы повсюду вымерзли до поверхности почвы или укрывного вала. Сорта 2-й группы имели повреждения коры рукавов; у них весной засохли почти все однолетние побеги и почки. У сортов 1-й группы древесина однолетних лоз в большинстве случаев уцелела, но камбий был убит либо на одной стороне лозы, либо полностью, и распустились лишь немногие центральные и замещающие почки.
В 1942 г. сорта 1-й группы имели лишь легкие повреждения. На горных виноградниках они дали полный урожай, а в равнинных местоположениях — треть нормального. У сортов 2-й группы выросли только побеги из многолетних спящих почек, которые у некоторых сортов (Сильванер, Мюллер-Тургау) оказались относительно плодоносными и дали четверть нормального урожая. На следующий год сорта обеих групп дали рекордные урожаи и с лихвой наверстали упущенное. Сорта 3-й группы вымерзли до земли, и почти совсем не дали урожая. И на следующий год урожай был незначительным.

Таким образом, морозоустойчивым сортам могут быть нанесены в 50 лет 1—2 раза сильные повреждения с почти полной потерей урожая и 3—4 раза более легкие повреждения с потерей до 50% урожая. Но что значат эти потери по сравнению с тем вредом, который причиняет мильдью! Хотя за последние 50 лет мильдью 7 раз вызывала почти полную гибель урожая (1906, 1916, 1919, 1920, 1924, 1929, 1942) и 15 раз приводила к снижению урожая на 20—50%, вряд ли кому-либо приходит в голову применить против столь опасной болезни что-либо другое, кроме химических средств борьбы, которые, как мы видим, в 22 случаях из 50 не дали удовлетворительного результата. Помочь здесь можно только удалением зеленой массы кустов от поверхности почвы.
В 1942 г. на одном из моих высокоштамбовых виноградников (сорт Сеянец Вельтлинера зеленого, привитый на Арамон X Рипариа 143А, площадь питания кустов 3X1.2 м), расположенном в условиях замкнутой равнины, растения опрыскивали 7 раз и потери урожая от мильдью составили менее 5%. Между тем на кустах с низкими формировками шпалерной и коловой культуры потери урожая достигли в среднем 80%. Лишь немногим владельцам удалось сохранить виноградники достаточно здоровыми, применив 10—12-кратные опрыскивание и, кроме того, 2—3-кратное опыливание.
Таким образом, в заключение можно сказать, что мильдью на виноградниках с низкими формировками в среднем за многие годы причиняет в 4—5 раз больший ущерб, чем наносят высокоштамбовым кустам морозы.
Если бы выдалась еще более суровая зима, чем в 1929 г., и все кусты винограда вымерзли, не было бы необходимости выкорчевывать виноградники с уцелевшей подземной частью растений. У таких кустов в конце мая срезают штамбы и из побегов на голове куста формируют новую надземную часть. Если побеги не появляются, голову куста срезают и делают перепрививку в расщеп. Необходимые для этого привойные черенки лучше всего хранить в леднике. На сильных кустах прививают два черенка, имеющие по 2—3 глазка. При хорошем окучивании прививок приживаемость составляет не менее 99%. Таким путем, не прибегая к перезакладке насаждения, можно самое большее за два года восстановить кусты, надземная часть которых была уничтожена морозом.
Все мелкие мочковатые корни с наступлением холодной осенней погоды отмирают. Запасы питательных веществ, содержащиеся во всех тонких корешках и корневых волосках, переходят в более старые и толстые корни. Перезимовывают только одревесневшие корни толщиной от 1 мм и более, а неодревесневшие отмирают. Именно благодаря такому процессу отмирания слабых корней
растение может полностью обеспечить запасными питательными веществами одревесневшие органы. Весной требуются только влага и тепло, чтобы все части растения начали активную жизнедеятельность.
Для всех растений является правилом, что в условиях теплой зимы с незначительными похолоданиями
растрачивается много запасных питательных веществ. Жизнедеятельность виноградной лозы, как и других древесных растений, продолжается и зимой. Поэтому при более высоких температурах на дыхание тратится больше питательных веществ, чем при низких. Чем холоднее зима, тем меньше трата запасных питательных веществ. Вымерзание корней и лоз наступает только при очень низких температурах, но причиной повреждений служит не трата питательных веществ.
В практике виноградарства широко известно, что после очень холодных зим, в течение которых кусты находились на грани вымерзания, рост побегов оказывается более дружным и быстрым, а осыпание цветков и завязей более слабым, чем после мягких зим. Это объясняется именно тем, что большие запасы питательных веществ препятствуют осыпанию. После холодных зим 1941/42 и 1946/47 гг. это проявлялось особенно отчетливо.
Хорошо вызревшие и одревесневшие корни, если они находятся в умеренно влажной почве, никогда не вымерзают. По моим наблюдениям в течение последних десятилетий, все повреждения корней морозом происходили только по причине их плохого вызревания. Неблагоприятное соотношение между листовой поверхностью и нагрузкой гроздями приводит к истощению виноградного куста. Недостаток питательных веществ, особенно калия, град, мильдью, ранние осенние заморозки оказывают на корни столь неблагоприятное действие, что последние вымерзают даже в мягкие зимы.
При опытных раскопках после обычных зим я обнаруживал отмирание всех корней толщиной менее 2 мм, а иногда и менее 3 мм. Весной такие кусты, если их надземная часть не слишком повреждена морозами, относительно хорошо образуют побеги, и вначале листья на них имеют зеленый цвет, но позднее желтеют, а рост побегов с наступлением жаркого периода приостанавливается. Например, в августе 1946 г. кусты были сильно повреждены градом, уничтожившим большую часть листовой поверхности. С перегруженных кустов пришлось сразу же снять урожай. Вызревание побегов было настолько плохим, что длина одревесневшей части составляла всего лишь от 5 до 20 см. Эти зеленые побеги, плохо дозревшие в условиях дождливой осени, погибли от первых же морозов. Весной 1947 г- побеги развива-
лись почти только из спящих почек. Обследование подземной части кустов показало такую же картину.
Все однолетние и двухлетние корни были мертвы и лишь более старые, толщиной свыше 4—5 мм, оставались здоровыми. Побегообразование было слабым и кусты оправились лишь через 1—2 года.
Конечно, в некоторых случаях морозы повреждают только надземную часть куста. У сортов с недостаточной морозоустойчивостью, например- у всех Вельтлинеров, за исключением зеленого, у Нейбургера, Португизера и т.д., надземная часть кустов может полностью вымерзнуть, а корни при этом остаются без малейших повреждений. У привитых кустов подвой зачастую более морозоустойчив. Весной на таких кустах из немногих глазков, оставшихся живыми, нередко развиваются побеги толщиной более 2 см и благодаря этому последст вия повреждений, нанесенных морозами, устраняются в значительно более короткий срок.
В общем степень морозоустойчивости зависит прежде всего от вызревания древесины. Чем больше тепла и света получают кусты в период вегетации, тем более низкие температуры могут они перенести зимой. В зонах виноградарства юга СССР и северной Калифорнии нередко бывают 30-градусные морозы. Несмотря на это, кусты винограда вымерзают там реже, чем у нас, так как вследствие обилия тепла в течение лета они вызревают гораздо лучше. В дождливые и холодные годы древесина бывает рыхлой и мягкой, поэтому многие сорта вымерзают уже при температуре —10°. За прохладным летом может последовать особенно холодная зима, и тогда морозы наносят чрезвычайно тяжелые повреждения. Если к тому же кусты несут большую нагрузку урожаем и для достижения лучшего качества сбор проводится очень поздно, опасность вымерзания еще более усиливается. Поэтому необходимо, как ни странно это звучит, в холодные и, следовательно, неблагоприятные для созревания винограда годы собирать урожай в более ранние сроки. Поздний сбор можно применять лишь в жаркие годы.
Только высокоштамбовые формировки позволяют снизить издержки производства, облегчить работу и удалить грозди от поверхности почвы, где столь велика опасность мильдью. Однако мы не должны
забывать,
что для закладки высокоштамбовых насаждений пригодны только морозоустойчивые сорта, например следующие, относящиеся к группе винных: Рислинг рейнский, Рислинг итальянский, Вельтлинер зеленый, Вельтлинер красный ранний и Мускат-Оттонель, причем два последних можно высаживать и на худших участках, например на равнине, так как они благодаря раннему созреванию и здесь дают урожаи очень хорошего качества.
Сеянец Вильтлииера зеленого можно высаживать в условиях промежуточных местоположений, а Рислинг рейнский и Рислинг итальянский — только на хорошо прогреваемых участках южной экспозиции.
На горных склонах, обеспечивающих хорошее вызревание побегов, можно использовать Ротгипфлер, Траминер, Вельтлинер зеленый, Оранжетраубе, Совинь-он, Шасла, а также, возможно, Сильванер и Мюллер-Тургау. Последним двум сортам никогда не следует давать слишком большую нагрузку, так как они и без того очень плодоносны и легко истощаются. Их надо обрезать не на дуги, а на плодовые сучки длиной до пяти глазков. Однако сорта этой второй группы могут благополучно переносить катастрофические зимы, вроде тех, какие были в 1939 и 1942 гг., только при разумной помощи со стороны человека (внесение калия).
Из красных сортов в моих насаждениях очень высокой зимостойкостью отличился Сен-Лорен. Это наблюдение подтверждено и некоторыми виноградарскими училищами. Лимбергер и Пино черный при посадке на хорошо прогреваемых местах также достаточно морозоустойчивы и могут быть использованы в высокоштамбовой культуре для производства красных вин.
Если просмотреть записи за много лет подряд, можно заметить, что майские заморозки повторяются через определенные промежутки времени, причем опасен не один год, а в общем 3—4 года. Сильные заморозки были в 1907, 1917, 1919, 1927, 1929, 1938, 1939 и 1941 гг.
Майские заморозки носят по преимуществу радиационный характер. Такие заморозки бывают при полном отсутствии ветра и безоблачном небе. Особым признаком радиационных заморозков служит значительная разница между температурой нижнего и более высоких слоев воздуха. Я неоднократно наблюдал разницу температур на высоте 20 см и 2 м, достигавшую 4° и более. Такую разницу температур во время ночных заморозков можно заметить и на самих кустах, у которых высоко
расположенные побеги остаются здоровыми, а нижние погибают. Поэтому в Южном Тироле и Верхней Италии, где весенние заморозки довольно часты, применяют культуру винограда на беседочных формировках.
По этой же причине один из моих виноградников со штамбами высотой 1,2 м, расположенный на равнинном! участке, где опасность заморозков очень велика, дважды (1939 и 1941 гг.) давал хороший урожай, в то время как на виноградниках с низкими формировками, находящихся по соседству, заморозки приводили к полной гибели урожая. Так как для высокоштамбовой формировки пригодны лишь немногие морозоустойчивые сорта и не все виноградники могут быть за короткое время переведены на высокоштамбовую формировку, я пытался найти также другие пути и средства для борьбы с весенними заморозками.
Наряду с радиационными бывают и адвективные заморозки, вызываемые вторжением холодного воздуха. В то время как при радиационных заморозках листья растений покрываются инеем и, следовательно, замерзание наступает только после образования росы, при адвективных нет ни росы, ни инея. Для борьбы с адвективными заморозками нужны иные средства борьбы» чем против радиационных. Борьба с адвективными заморозками при сильных ветрах очень трудна, а то и вовсе невозможна. Но, к счастью, такие заморозки довольно редки. У нас они нанесли тяжелый ущерб только в 1907, 1929 и 1938 гг. При адвективных заморозках часто и сильно повреждаются не только равнинные, но» и горные виноградники. Особенно сильно страдают виноградники, расположенные на плоскогорьях. Во время заморозка 1938 г. весь день бушевала вьюга, к вечеру снег покрыл побеги, достигшие уже длины 10—20 см, и неудивительно, что ночью они вымерзли.
Бороться с весенними заморозками можно различными способами. Известно, что при радиационных заморозках высота слоя холодного воздуха зачастую составляет всего лишь 0,5—1 м, а выше термометр показывает положительную температуру; почва также имеет температуру 3—5° выше нуля. Поэтому нельзя не удивляться тому, что человек до сих пор не изобрел никаких эффективных средств, позволяющих удалить, обогреть или не допустить к растениям этот тонкий слой холодного воздуха. Поскольку воздух выше холодного слоя и почва, находящаяся под ним, имеют положительную температуру, в большинстве случаев вовсе нет необходимости прибегать к искусственному обогреву. Одним только смешиванием холодного и теплого воздуха почти всегда можно устранить опасность заморозка.

Защита кустов виноградника соломенными и бумажными ширмами дает хороший результат, но этот способ применим лишь на небольших виноградниках, находящихся вблизи жилых помещений. Ширмы необходимо часто снимать. Если их не снимать на день в течение всего лишь одной недели, то следствием этого будет ослабление побегов и опадение соцветий. Таким образом, применение ширм требует больших затрат труда и средств. Чтобы навесить и вновь снять ширмы на винограднике с 4000 кустов, требуются ежедневно двое рабочих в течение половины дня. Такая работа может быть осуществлена только в условиях мелких хозяйств.
Дымление, как показывает опыт, приносит пользу только при небольших заморозках и полном отсутствии ветра. Однажды я использовал для дымления деготь и другие дающие много дыма материалы. За одну ночь была сожжена не одна тонна дегтя и виноградные кусты, и мы сами выглядели, как трубочисты, но тем не менее, побеги полностью вымерзли. Дымление само по себе приносит мало пользы; лучше, если сжигается влажный материал. Хотя дымление и не дает полного успеха в борьбе с заморозком, но все же несколько смягчает его. Однако и частичного эффекта можно достигнуть только в том случае, если дымление проводить на большой площади, лучше всего одновременно на всем массиве виноградников района.
Обогрев местности я применял в 1927—1929, 1937, 1938 и 1941 гг. Этот способ может дать хорошие результаты, позволяя защитить кусты от понижений температуры, достигающей —7,6°, но он очень дорог и требует для сжигания в грелках большого количества горючих материалов. При обогреве в течение 5 часов расходуется не менее 1 т жидкого топлива на 1 га.
В 1933 г. я впервые попробовал применить способ борьбы с радиационными заморозками путем вентиляции, заключающийся в следующем. На вращающейся подставке, установленной на высоте 3 м посредине виноградника, был смонтирован бензиновый мотор мощностью 8 л. с. На вал мотора был насажен пропеллер, засасывающий сверху теплый воздух и направляющий его к земле- Так как мотор при работе на полную мощность давал около 2000 об/мин, сила воздушной струи была столь велика, что ее можно было ясно ощущать на расстоянии 100 м от вентилятора. Еще до распускания почек аппарат был установлен на винограднике площадью 0,8 га, приведен в полную готовность и накрыт чехлом.
С наступлением первого заморозка мотор был включен в половине первого ночи и работал до 6 часов утра. Машину обслуживал один рабочий, медленно вращавший подставку мотора, так что она совершала в одну минуту полный оборот. Аппарат работал еще одну ночь. Однако в эти две ночи температура не опускалась низко и на виноградниках, расположенных по соседству, кустам не были нанесены повреждения. Наблюдения за температурой позволили тем не менее установить эффективность вентиляции.
С началам работы (около 2 часов ночи) температура вблизи поверхности почвы составляла —1,2—1,6°, листья и побеги уже частично были покрыты инеем. После запуска мотора и возникновения воздушной струи на учетной площадке, находящейся в 80 м от аппарата, наблюдалось кратковременное, длящееся примерно 10 секунд, снижение температуры вблизи поверхности почвы до —1,5—1,7°. В течение минуты, однако, температура повысилась до —0,8°. Первоначальное охлаждение на —0,2° объясняется тем, что возникший поток холодного воздуха вызвал испарение влаги на поверхности покрытого инеем термометра и вместе с тем кратковременное снижение температуры. Распространившийся вслед за этим поток теплого воздуха привел к быстрому потеплению.

Через 10 минут весь холодный воздух был вытеснен из виноградника и вблизи поверхности почвы установилась почти такая же температура (+0,2°), как и на высоте 3 м (+0,7°) • Через час после начала работы вентилятора разница между температурой на высоте 3 м и 20 см уменьшилась до 0,3°. Непосредственно на поверхности почвы температура в большинстве случаев оставалась несколько ниже нуля, так как неровности почвы препятствовали движению теплого воздуха. Однако это не имеет значения, так как и при низкой формировке кустов зеленые побеги растут на высоте от 10 до 50 см над поверхностью почвы.
В течение следующих лет на виноградниках были установлены более мощные машины — две со старыми автомобильными моторами на 32 и 50 л. с, а также одна С электромотором на 8 л. с. Они применялись в 1934, 1937—1939 гг. и в общем довольно успешно. В 1938 г. заморозки были адвективными, а не радиационными и сопровождались снегопадами. Горные виноградники пострадали столь же сильно, как и расположенные в пониженных местах. Понятно, что в таких условиях от одной вентиляции было немного толку. Но в 1934 и 1939 гг. был достигнут прекрасный результат. Даже в самых крайних рядах кусты остались совершенно неповрежденными. Только там, где высокие откосы или сильно выросшие травы препятствовали движению воздушного потока, можно было установить единичные случаи повреждений.

На ровных местах радиус защитного действия больших вентиляторов простирался до 150 м, причем бензиновые моторы давали гораздо лучший эффект, чем электромотор. При использовании их температура была на 1—2° выше благодаря выхлопу горячих отработанных газов. Это подало мне мысль прибегнуть к искусственному подогреву воздушного потока. В одном случае я установил вокруг вентилятора обычные полевые грелки. Нагретый ими воздух подхватывался струей, идущей от вентилятора, и разносился по всему винограднику. Этот опыт дал в 1936 г. очень хороший результат. Кроме того, можно было бы при наличии необходимого технического оборудования использовать для обогрева воздушной струи небольшую форсунку или соответствующим образом переоборудованную паяльную лампу. Там, где имеется электроэнергия, можно использовать электромоторы, применив вместе с тем дополнительный обогрев воздуха. Пропеллеры можно легко изготовить из ясеня, пропаренного бука, дуба, акации, клена и других твердых пород деревьев. Пропеллеры должны быть сделаны так, чтобы, во-первых, мотор не был перегружен, а во-вторых, воздушный поток оставался по возможности сжатым, иначе радиус действия его будет недостаточен.


Яндекс.Метрика